Лионель Месси и Дэвид Бекхэм

Бекхэма критикуют за контракт с оргкомитетом ЧМ-2022 Несостоявшийся матч Джоковича и Надаля в Джидде ввел в обиход понятие sportwashing. Молчание о проблемах с правами человека может принести топовым спортсменам как много денег, так и проблем

Читайте нас в

Новости

Лионель Месси и Дэвид Бекхэм

(Фото: Shaun Botterill/Getty Images)

Чемпионат мира по футболу в Катаре еще не начался, но уже стал одним из самых скандальных в истории. В частности, бывший президент ФИФА Зепп Блаттер после отстранения обвинил экс-главу УЕФА Мишеля Платини в продаже голосов на выборах ЧМ-2022 в пользу Катара. По его словам, Платини сделал это под давлением президента Франции Николя Саркози, который спустя несколько месяцев после выборов подписал многомиллиардный контракт на поставку истребителей Катару.

Однако тема выборов хозяина ЧМ-2022 ушла на второй план после того, как в адрес властей Катара посыпались обвинения в нарушении прав человека.

В чем правозащитники обвиняют власти Катара и оргкомитет ЧМ

  1. Преследование сексуальных меньшинств.
  2. Нарушение прав женщин.
  3. Невыносимые условия труда на объектах ЧМ-2022.

Правозащитная организация Amnesty International в 2016 году сообщила о невыносимых условиях для мигрантов и принудительном использовании труда. В отчете Amnesty International от 11 ноября 2022-го утверждается, что за годы ситуация не изменилась. Мигранты трудились по 18 часов в день, «не могли сменить работу, покинуть страну и часто месяцами ждали зарплаты».

Основные нарушения

  • Массовые поборы со стороны рекрутеров за получение рабочего места — от $500 до $4,3 тыс., тогда как, к примеру, средняя зарплата на строительстве стадиона «Халифа» составляла $220 в месяц.
  • Ложная информация по условиям труда при найме на работу: зарплата нередко по факту была вдвое ниже, а объем работы — другой.
  • Угрозы работодателей из-за жалоб на условия и задержку зарплаты.
  • Запреты на выезд за пределы трудового лагеря и Катара.

Массовая гибель рабочих мигрантов

По сообщению The Guardian, в 2010–2020 годах порядка 6,5 тыс. рабочих-мигрантов из Индии, Пакистана, Непала, Бангладеш и Шри-Ланки погибли при строительстве объектов ЧМ. Эта информация основана на данных этих стран. При этом издание считает, что погибших больше, поскольку африканские и южноазиатские страны не предоставили информацию.

В ответ правительство Катара заявило, что не все зарегистрированные смерти были вызваны работой на объектах. В заявлении отмечалось, что многие могли умереть от старости или других естественных причин. Согласно оценке властей эмирата, с 2014 по 2020 год на объектах погибли 37 человек и только трое из них — в результате несчастных случаев в рабочее время.

Однако Международная организация труда (ILO) назвала эти данные сильно заниженными, поскольку в них не учитывается смерть от сердечных приступов и дыхательной недостаточности, вызванных тяжелой работой при очень высоких температурах. В отчете говорится, что только в 2021 году погибли 50 мигрантов, тяжелые травмы получили более 500 человек, травмы средней и легкой тяжести — 37,6 тыс. Данные организации основаны на статистике государственных больниц и служб скорой помощи.

За что правозащитники критикуют Бекхэма

Из-за ситуации с правами человека критике подвергаются не только ФИФА и власти Катара, но также амбассадоры турнира. Наибольшее внимание приковано к одной из самых медийных звезд в истории футбола — Дэвиду Бекхэму. Англичанин с 2005 года является послом ЮНИСЕФ и на протяжении многих лет вместе со своей женой Викторией поднимает такие социальные проблемы, как насилие в семье, издевательства над детьми, недоедание. Бекхэм активно освещал проблемы в Восточной Азии и Африке, в связи с чем у многих вызвало удивление решение звезды футбола сотрудничать с Катаром.

C 2021 года он является не только амбассадором ЧМ-2022, но и культурным послом Катара. По условиям десятилетнего контракта, англичанин получит £150 млн, сообщают Sky Sports, Daily Mail и другие британские СМИ.

В связи с этим у активистов встал вопрос об уместности пребывания Бекхэма в ранге посла ЮНИСЕФ. Однако организация отказалась от публичных комментариев.

Бекхэм не впервые оказался под градом критики за сотрудничество со странами с «сомнительной репутацией». В январе 2019-го Amnesty International обвинила англичанина и французскую легенду футбола Зинедина Зидана в «спортивном отмывании репутации» (sportwashing) после объявления об их участии в выставочном матче в Саудовской Аравии. По данным The Sun, за участие каждый должен был получить более $1 млн. Но в итоге они не сыграли в матче.

Бекхэм всячески избегает темы нарушения прав человека в Катаре, чего нельзя сказать о главном тренере «Барселоны» Хави Эрнандесе, который стал послом ЧМ-2022 в 2018 году. Испанец работал в Катаре в 2015–2021 годах: выступал за местный «Аль-Садд», а затем его тренировал.

Хави не раз открыто выступал в защиту Катара. В 2019 году он подчеркнул, что в Катаре при отсутствии демократии чувствует себя лучше, чем в Испании. «Это правда, что здесь нет демократического режима, но люди счастливы. Они в восторге от королевской семьи, король заботится о своих гражданах, — признался Хави в интервью 20minutos.es во время работы тренером «Аль-Садда». — Я не живу в демократической стране, но считаю, что система здесь работает лучше, чем в Испании».

Испанец в интервью изданию Marca также пожаловался на «предубеждения и обилие необоснованной критики» в отношении Катара и чемпионата мира — 2022. «В Катаре есть все: маленькая, гостеприимная и щедрая страна. Это будет исторический чемпионат мира», — поделился мнением он.

Помимо Хави и Бэкхэма в число амбассадоров «Катар-2022» вошли другие именитые в прошлом футболисты — чемпион мира в составе сборной Бразилии Кафу, камерунец Самуэль Это’О, голландец Рональд де Бур и австралиец Тим Кэхилл.


Покупка голосов и тысячи смертей. Как ЧМ в Катаре погряз в скандалах

Доха перед стартом чемпионата мира по футболу 2022 года

Как Саудовская Аравия стала международным спортивным центром

Упомянутый термин sportwashing вошел в активный обиход правозащитных организаций в 2018-м, после объявления о проведении в Джидде товарищеского матча между Новаком Джоковичем и Рафаэлем Надалем.

«Это процесс, при котором страна или режим с плохой репутацией в области прав человека использует спорт ради создания позитивного образа», — сказал NPR Феликс Джейкенс, глава отделения Amnesty International в Великобритании.

О матче легенд тенниса было объявлено спустя несколько дней после убийства в консульстве Саудовской Аравии в Стамбуле оппозиционного журналиста Джамаля Хашогги. Также королевскую семью активно критиковали за военное вторжение в Йемен, преследование оппозиционеров, критиков власти, правозащитников и секс-меньшинств.

Надаль и Джокович должны были получить по $1 млн за участие в матче. Однако на фоне недовольства общественности игра была отменена через месяц после объявления. Официальная причина отмены — травма Надаля.

В последние годы Саудовская Аравия стала одним из международных спортивных центров благодаря проведению крупных турниров и приглашению суперзвезд. На территории страны проходят Гран-при «Формулы-1», ралли-рейд «Дакар», знаковые боксерские поединки, турниры ведущих европейских футбольных стран. Только в 2019–2020 годах саудиты потратили не менее $1,5 млрд на проведение спортивных турниров в стране, говорится в отчете правозащитной организации Grant Liberty.

На проведение каких турниров тратила деньги Саудовская Аравия

  • $650 млн — десятилетнее соглашение с «Формулой-1» на проведение Гран-при в Джидде.
  • $500 млн — десятилетний контракт с крупнейшей реслинговой организацией WWE.
  • $145 млн — проведение Суперкубка Испании в 2019–2021 годах.
  • $100 млн — боксерский бой — реванш между Энтони Джошуа и Энди Руисом в 2019 году.
  • $60 млн — Saudi Cup: самый дорогой в мире турнир по скачкам с призовым фондом $20 млн.
  • $33 млн — турнир элитной серии Masters по снукеру.
  • $15 млн — международный мужской турнир по гольфу.

Стоимость проведения ряда соревнований, как, например, ралли «Дакар», неизвестна, поэтому общая сумма трат превышает $1,5 млрд.

Также власти Саудовской Аравии предлагали (сделки не состоялись)

  • $200 млн — проведение одного из самых ожидаемых боксерских боев в истории Тайсон Фьюри — Энтони Джошуа в 2021 году.
  • $186 млн — однолетний контракт на сотрудничество с мадридским «Реалом».
  • $140 млн — проведение Суперкубка Италии в 2024–2029 годах.
  • $100 млн — реванш между Хабибом Нурмагомедовым и Конором Макгрегором в феврале 2020 года.
  • $12 млн — за визит Лионеля Месси и Криштиану Роналду в 2021-м в Саудовскую Аравию (оба игрока отказались).

За что критикуют Месси

В 2022 году Месси стал культурным послом Саудовской Аравии. Детали соглашения неизвестны. Но, по данным Reuters, ранее в 2022 году он подписал трехлетний контракт с криптовалютной компанией Socios на $20 млн.

При этом в 2020-м аргентинец отказался от годового контракта на $6 млн с управлением по туризму Саудовской Аравии, который предусматривал использование изображения футболиста для рекламы и его визит в страну.

Месси из-за этого партнерства оказался под шквалом критики, его оппоненты отмечали, что отказ от соглашения не сделал бы его бедным. Ведь, по данным Forbes, за 2021 год Месси заработал на спонсорских контрактах более $50 млн. Семьи репрессированных властями Саудовской Аравии были уверены, что с помощью контракта с аргентинцем королевская семья пытается «обелить свой имидж».

Предложение на $800 млн Тайгеру Вудсу

Власти Саудовской Аравии большое внимание уделяют гольфу, одному из самых консервативных видов спорта. В 2022 году мировой гольф раскололся на два лагеря из-за появления нового тура LIV Golf, владельцем которого является Суверенный фонд благосостояния Саудовской Аравии.

Новая организация уже в первом сезоне подписала контракты с рядом звезд для конкуренции с PGA, ведущим туром в профессиональном гольфе. Американец Фил Микельсон за присоединение к LIV Golf получил гонорар $200 млн, тогда как за три десятилетия в PGA легендарный гольфист заработал $925 млн, сообщает портал Sportico. Благодаря этому Микельсон, который ранее называл королевскую семью Саудовской Аравии ужасной, вслед за Тайгером Вудсом стал вторым гольфистом истории, заработавшим за карьеру более $1 млрд.

В то же время гонорар бывшего первого номера рейтинга Дастина Джонсона составил $125 млн, притом что с 2008 года канадец заработал в PGA менее $90 млн.

Генеральный директор LIV Golf Грег Норман не скрывает, что заманивает игроков в свою организацию большими гонорарами. В частности, он сообщил в интервью The Washington Post, что Тайгер Вудс отказался от предложения, несмотря на рекордный контракт. «Сумма была невероятно огромной… Мы говорим о больших цифрах, девятизначном числе», — отметил он. Позже Норман уточнил, что Вудсу предлагали $700–800 млн. Сам Вудс осудил гольфистов, перешедших в LIV.

Большинство ведущих гольфистов отказались от предложения LIV из-за угрозы пожизненной дисквалификации со стороны PGA и массового ухода спонсоров от перешедших в новую организацию игроков. Норман в ответ обвинил PGA в монополизации спорта, отметив, что организация запугивает игроков и оказывает давление на их спонсоров. «В то же время спонсоры, отказывающиеся от игроков LIV, делают миллиарды в Саудовской Аравии», — подчеркнул он.

Несмотря на угрозы, многие звезды не побоялись перейти в LIV, где призовой фонд каждого из семи турниров чемпионата составляет $25 млн, а итогового — $50 млн. Для сравнения: в календаре PGA лишь у итогового турнира сумма призовых достигает $20 млн, а у трех — $15 млн.

По причине сверхвысоких гонораров, призовых и обилия звезд LIV Golf часто сравнивают с футбольной Суперлигой — проект, который, по сообщению Süddeutsche Zeitung, финансировали саудиты.

О чем молчит Леброн Джеймс

Наравне с Саудовской Аравией в использовании спорта для улучшения имиджа правозащитники обвиняют Китай. При этом Китай, в отличие от Саудовской Аравии, уже давно является одним из центров мирового спорта. За последние 20 лет в стране прошли две Олимпиады и сотни элитных турниров с огромным охватом аудитории.

На протяжении ХХI века на китайский рынок пытается войти множество спортивных организаций. В этом преуспела НБА. Благодаря китайскому баскетболисту Яо Мину интерес к лиге в стране в начале ХХI века заметно возрос.

Однако в 2019 году отношения между Китаем и НБА сильно охладились. Все из-за твита генменеджера «Хьюстон Рокетс» Дэрила Мори в поддержку протестов в Гонконге.

«Хьюстон» до этого момента был самым популярным баскетбольным клубом в Китае, поскольку именно за него выступал Яо Мин. Клуб за несколько дней потерял всех китайских спонсоров. В то же время Nike убрала атрибутику команды с китайской версии онлайн-магазина.

В результате конфликта выставочные матчи НБА в Китае были отменены, а телеканалы отказались от показов игр сезона. В общей сложности бойкот продолжался 18 месяцев.

И это при том, что китайский рынок является вторым по важности для НБА. Компания NBA China уже в 2018 году оценивалась в $4 млрд благодаря росту популярности трансляций игр. Порядка 490 млн китайцев посмотрели минимум один матч в сезоне 2018/19 на ее платформах, а аудитория финала составила 20 млн, говорится в отчете телекоммуникационной компании Tencent. За несколько месяцев до скандала НБА продала Tencent телеправа до 2025 года на сумму $1,5 млрд.

На фоне осложнившихся взаимоотношений с Китаем бывший игрок НБА Ройс Уайт выступил с утверждением, что Nike заплатила Леброну Джеймсу $1 млрд за молчание о притеснении властями Китая мусульман-уйгуров в Синьцзяне.

«Ему дали этот $1 млрд, чтобы он держал рот на замке о величайшем гуманитарном кризисе нашего поколения. Это 2 млн человек, помещенных в концентрационные лагеря в Китае только за то, что они мусульмане», — заявил Уайт в подкасте Free Game Sports, не предъявив каких-либо доказательств.

Однако история не получила развития, а Леброн Джеймс и Nike оставили слова Уайта без реакции. Но эти обвинения в замалчивании нарушений прав человека в Китае в адрес Nike со стороны игроков НБА были не единственными.

Правозащитники полагают, что тенденция по использованию спорта недемократическими странами «в качестве способа скрыть запятнанную репутацию» в целом усиливается. «Они используют и все чаще рассматривают спорт как возможность отмыть свой имидж», — сказал Феликс Джейкенс из Amnesty International в интервью NPR.

Эксперт спортивной индустрии Emlyon Business School Саймон Чедвик уверен, что власти все чаще будут прибегать к подобной тактике, поскольку она дает эффект, пусть и временный. «Страны с сомнительной репутацией в области прав человека будут продолжать использовать спорт для повышения своего общественного имиджа, а затем предоставят возможность Западу разобраться со своими моральными и идеологическими последствиями», — отметил Чедвик.

Большинство же спортивных организаций и звезд спорта не видят в отношениях со странами с «сомнительной репутацией» ничего предосудительного, утверждая, что они могут стать катализатором перемен.

Leave a Reply